Добро пожаловать! Этот журнал – дневник ежедневных наблюдений за взрослением двух молодых людей – Степана и Ивана. Их восприятие жизни, первые и последующие шаги, взаимоотношения друг с другом и окружающим миром.

Основные действующие лица:
Степан – молодой человек, 2012 года рождения. Обаятельный хулиган, модник и плейбой.
Иван – ещё более молодой человек 2014 года рождения. Пока о нём известно не слишком много, кроме того, что он очень любит поесть, что находит отражение в его фигуре.
Даша – их мама, молодая, любящая и немного беззаботная.
Дима – их папа, он же автор этого журнала.
Бабушка Эля – главный помощник в семье.
Бабушка Таня – главный критик в семье.
Няня Оля – главный помощник с детьми.
Лиля и Игорь – помощники по хозяйству.
Гуннар – сосед. Норвежец. Характер нордический.
Дядя Шашлык – друг семьи, хлебосольный армянин, обожает готовить шашлык.
Животные – дворняги Муся (она же лже-пантера), Дуся (она же лже-овчарка), Плюша (она же Парижская Лиса), Батон (он же Старожил). Кот Рыжик (сам по себе и никому не подчиняется).

В эпизодах многочисленные родственники: дядя Саша – брат папы, тётя Миша – его жена; тётя Настя – сестра мамы; бабушка Женя – мама дяди Саши; дедушки – Володя и Витя; дядя Коля и дядя Миша и многие, многие другие.

Помимо забавных рассказиков про Степана и Ивана в нашем жж можно найти полезные советы интересные ссылки, красивые фотографии и рассказы про путешествия. Журнал обновляется ежедневно, так что присоединяйтесь к кругу наших постоянных читателей! Ура!

20 февраля ВЕТЕРИНАРНАЯ БОТКИНСКАЯ БОЛЬНИЦА 2020

 Рисунок2

Как и обещал, сегодня я опубликую  пост, который написала бабушка Женя про Боткинскую больницу. 
Но сначала небольшая историческая справка и пару слов от меня.
 

 
Был такой московский промышленник —  Козьма Солдатёнков . Он умер в  1901 году и  в своём завещании распорядился выделить более двух миллионов рублей   (это совершенно какая-то астрономическая сумма по деньгам того времени) на постройку в городе бесплатной больницы «для всех бедных без различия званий, сословий и религий» и назвать её своим именем. Деньги поступили в распоряжение Московского городского управления, выделившего в 1902 году около 12 гектаров (!) земли на Ходынском поле.  Спустя три года дума утвердила план архитектора Иллариона Иванова-Шица. Проект предполагал возведение 12 двух- и трёхэтажных корпусов для 505 пациентов.
Официальное открытие новой больницы состоялось 23 декабря 1910 года. Изначально открыли один инфекционный корпус, но к 1912-му построили ещё шесть: терапевтический, хирургический, дифтеритный, скарлатинный, «для смешанной инфекции» и приёмный. Через год были готовы ещё три корпуса. Корпуса располагались на расстоянии 60-80 метров друг от друга. Строения имели застеклённые веранды, которые выходили в сад. Лежачие больные, не имевшие возможности выходить на прогулку, проводили время на этих верандах. Палаты новой клиники были, как правило, рассчитаны на шестерых, но имелись и одноместные «для беспокойных и неопрятных больных». Рацион подбирался в соответствии с возрастом и тяжестью состояния пациента.
В декабре 1920 года в десятилетний юбилей больницы по решению Московского совета учреждение стало носить имя известного инфекциониста Сергея Боткина. С тех пор больницу зовут Боткинской, а  о Козьме Солдатёнкове и его личных двух миллионах рублей никто уже не вспоминает. Разве что в  1993 году на территории клиники установили небольшой  памятник.
 
***
Много-много лет назад, ещё в прошлом веке, меня по скорой увезли  из дома с подозрением на аппендицит. Мы мчались по дорогам с сиреной и мигалкой, машины разбегались перед нами, а мы выезжали на встречную полосу и срезали дорогу по трамвайным путям. Всё было ради спасения моей жизни, чтобы  срочно доставить меня как раз в Боткинскую больницу — врачи полагали, что у меня может лопнуть аппендицит, так что на счету была каждая минута. Живу я не очень далеко от Боткинской, так что доехали мы быстро. Там меня передали с рук на руки и определили в приемный покой. В небольшом помещении пахло хлоркой, стояла банкетка с драным дермантином и больше никого не было. Так прошло минут 15. Спустя ещё пять, в помещение отворилась деревянная дверь на пружине, вошла медсестра с моей картой. Она приказала мне закатать рукава и показать внутренние части рук.  Убедившись, что я не колюсь героином, она сунула мне градусник и ушла. К этому времени, в принципе, уже я мог бы умереть раз шесть , а вся эта гонка на скорой помощи на глазах лишалась всякого смысла — я мог бы спокойно поехать в больницу  на общественном транспорте с парой пересадок — спешить явно было некуда. Когда мимо меня провезли на каталке мертвого дедушку и его вывалившаяся из-под простыни рука ногтями царапала побелку на стене, мой живот сразу прошёл, я встал, оделся, вышел из больницы, сел в трамвай и уехал домой. Теперь стоит моему животу заболеть, я сразу напоминаю ему о  Боткинской больнице, после чего он ведёт себя смирно и  тихо.
Теперь на экране должна появиться надпись 
                                     «ПРОШЛО 25 ЛЕТ»

и вот, наконец, пост бабушки Жени:  
                                                 
                                                            КАК МЕНЯ РЕАНИМИРОВАЛИ
«Как труп в пустыне я лежал»
  А.С.Пушкин

Не хотела об этом писать, но уже три недели не отпускает. Видно придётся.
Скажу сразу — это не про здоровье. это про человеческие отношения. Поэтому дружеские диагнозы и пожелания «берегите себя» или «следите за здоровьем» — не стоит здесь помещать. Берегу как могу )))
 
Три недели назад ночью мне стало худо. Скрутило, еле могла дышать ( дышала как собачка); приняла сама какие-то меры, сразу не подействовали, поэтому  кое-как вызвала скорую. Добрые врачихи, которые приехали очень быстро, перепугались, решили, что у меня  стенокардия и предынфарктное состояние погрузили в машину и повезла в Боткинскую. Там я оказалась в шоковом отделении, хотя уже в дороге под капельницей почувствовала себя лучше. Было часов 5 утра, ещё темно.
Шоковое отделение, насколько я могла рассмотреть, состояло из трёх соединяющихся анфиладой помещений; две, типа, палаты проходных и помещение для медиков. Всё открыто. В первой комнате стояли две кровати-каталки, на них двое мужчин — не то спящих, не то без сознания. При них меня раздели почти наголо (еле уговорила оставить трусики), отняли всё, что у меня было (очки, телефон), положили на такую же кровать-каталку, накрыли простынёй и провезли во вторую комнату. Осмотрел врач.  Взяли из вены кровь, сняли кардиограмму, сделали мобильный рентгеновский снимок, опутали проводочками с присосками и подключили к каким-то мониторам. Лежу, как у Зощенко, скучаю.
Кровать, наверное, для медиков, удобная, а для пациентов (если ты ещё не труп) не очень — узкая, жёсткая, без подушки — подголовник можно приподнять, как у лежака на пляже, но шея всё равно, почти сразу деревенеет. Попросила какую-нибудь маленькую подушку — не положено.  Сунула себе под шею маленькую пластиковую бутылочку с водой — стало чуть получше.
Попыталась задремать — почти не спала ведь — но это оказалось невозможным: горит яркий свет, люди из комнаты в комнату ходят, разговоривают в полный голос, лежать ужасно неудобно, шевельнуться не смеешь — вся в проводочках, под простынёй прохладно. В туалет не пускают (он в первой комнате) — дали утку — пожалуйста! Лежу, терплю.
Кого-то увезли, кого-то привезли, долго обсуждали, что делать с вещами — на склад отправлять или нет.
Три медсестры там было. Сетовали на то, что вот, вроде разрешили родным в реанимации находиться, а все поступают без сопровождения.
Подошёл врач, попросила его снять проводочки (уже часа два прошло) — ясно ведь, что кардиологию мне по ошибке приписали — он и сам, кажется с этим согласился. Увидел, что я на бутылочке лежу, сказал что-то сёстрам, притащили мне откуда-то огромную подушку — всё лучше, чем на бутылочке, а то у меня уже голова разбаливаться стала. Прошло уже почти три томительных часа. Медсёстры сели пить чай. Имела глупость попросить у них полчашки чаю. Эта просьба их, похоже, изумила, они вообще, наверное, удивлялись, что я ещё что-то вякаю. Ответили: вот привезут завтрак, и будет вам чай.  Завтрак привезли только около 10. Попила тёплой какавки.
Выдали на несколько минут очки и телефон, чтобы я могла сообщить родным, где нахожусь. Успела сделать на память этот снимок с оборудованием хитроумным. Надеялась зайти в и-нет, почитать хоть что-нибудь — тоскливо ведь лежать! — телефон отобрали, не положено. Спросила — почему??? — говорят, мало ли, вы тут всех фотографировать будете…   Стала просить свои тапочки (в них привезли), чтобы сходить в туалет, ибо терпежу не стало, — не дали — не положено, у вас есть утка. Да ведь это неудобно!- тем более на проходе, при всём честном народе! — не положено. Пришлось встать и идти в туалет босиком (благо, перед этим смиловались, рубашку  казённую выдали).
Пришёл врач, стала просить, чтобы меня отпустили домой. Сказал, не имею права. Сначала я вас должен в другое отделение перевести. а оттуда — хоть под расписку. Так переведите! — не имею права. По протоколу мы у вас взяли повторные анализы и не можем перевести, пока не придут результаты. Да вы не беспокойтесь — когда ещё вас так будут обследовать! — вам тут сделают эхо-, узи сердца и брюшной полости! Так что потерпите (ночной врач был добрый, потом сменился). Терплю. Действительно — когда ещё! Но добрый врач не учёл, что дело было с пятницы на субботу, а в это время в больницу лучше не попадать, ибо В ВЫХОДНЫЕ НИКТО НИЧЕГО ДЕЛАТЬ НЕ ХОЧЕТ.
Привезли ещё одного больного, умирающего. Положили на каталку в полуметре (реально!) от меня, отгородили ширмочкой. Подключили к каким-то аппаратам, насосам, громко рычащим и тренькающим. Использовали, кажется, и электрошок, потом опять аппараты. Работали два врача, сёстры безучастно наблюдали. Никаких возгласов, типа, «мы его теряем!» Но мужчина (55 лет) умер — обширный инфаркт. Прямо рядом со мной.  Кажется, было около двух. Его увезли, зато привезли обед. Тёплая больничная котлетка не лезла в рот.
Результаты анализов так и не приходили, подремать так и не удавалось, бока одеревенели, и промаялась я так ещё несколько часов. Разумеется, никаких УЗИ и ЭХО-. Свечерело. Наконец, анализы пришли, было совершенно ясно, что всё это к кардиологии отношения не имеет, можно было переводить меня в отделение.
— Доктор, в терапию?
— Нет, в кардиологию. В терапии мест нет.
— !!!
Выдали вещи, перевезли в Кардиологию. Дежурная сестра сказала, что сейчас в палату придёт врач для осмотра. Через полтора часа, когда врач так и не появился, я поняла, что ловить здесь нечего. Позвонила мужу, который давно уже приехал с верхней одеждой, и срочно из этого очага здоровья эвакуировалась под расписку.
Вот что из всей этой истории я поняла: есть ПРОТОКОЛ, его исполняют. Есть оборудование (Боткинская — одна из самых знаменитых больниц в России!) — его подключают.
Но относятся к тебе как к полутрупу — ничего личного. Об элементарном удобстве, комфорте больного никто совершенно не думает. Тут от одной досады коньки отбросишь!
Больше всего меня поразило, что сёстры отказали мне в чашке чаю (!!!) — даже в половинке. Ведь они, типа, мне там ЖИЗНЬ СПАСАЛИ! Но это не по протоколу — что они, мне СВОЙ чай, что ли, наливать будут?
Вот представьте — замерзают альпинисты в горах, высылают спасателей. Задействованы вертолёты, спецоборудование, находят, отогревают, делают массаж, инъекциии и пр. Умирающий оживает и просит полчашки чаю. И тут ему говорят: это не положено. Вот доставят вас на базу, будете там чай пить.
В общем, если вы скорее живы, чем наоборот, — в реанимацию — ни ногой!
Screenshot_20200226_032238_kr.co.ladybugs.fourto

Без рубрики

23 thoughts on “20 февраля ВЕТЕРИНАРНАЯ БОТКИНСКАЯ БОЛЬНИЦА

  1. Мда… Всегда думала, что такой трэш только в регионах, а уж в Москве да в Боткина должен быть порядок.. Кабздец че в медицине Творится.. У врачей вообще у многих развивается цинизм с годами, за редким исключением. Но бывают, бывают добрые люди. Но лучше реально не болеть и туда не попадать. Всем здоровья!

  2. здоровья всем!!! в нашей стране в больницу лучше не попадать ( увезли труп, но привезли обед это сильно, блин

  3. Точно такую же историю мне рассказывала знакомая. как она лежала рядом с умирающими , голая , под простыней сутки. Тоже на неё смотрели как полутруп. Потом удалось позвонить мужу. Он привёз 300 евро. И все пошло как по маслу: и эхо, и брюшная полость и лечение. А моему папе не повезло….. к нему после операции сутки никто не подходил, полное равнодушие и врачей, и заведующей . Медсестры и медбратья в основном таджики. Это в 31 больнице на Лобачевского, прекрасно оборудованная кстати. От нас родных отмахивались и домой выпроводили, сказали не положено в больнице оставаться. ( желаю им в жизни такого же). Ночью стал умирать , вызвали реанимацию и не спасли. В три часа ночи позвонили, выразили соболезнования. Полгода не можем в себя придти, плачем. Вывод только один или сразу брать деньги или чтобы родные привезли и СРАЗУ раздавали.

  4. Справедливости ради хочу сказать , что за два месяца до этого папа лежал там же ,в 31-й, но в другом отделении, и все было нормально и отношение было совсем другое. У нас в одной больнице и в разных отделениях может быть как на разных планетах.

    1. тоже заметила. была гостем в 2х реанимациях одной больницы, разница невероятная.

  5. Ох, в этом году я была частым гостем в реанимации (родственников пускают на час в день, Москва). Зрелище не из приятных, но меня лично успокаивали медсестры, врач попался очень хороший! Все сделали бесплатно. Палаты тесные, поить пациентов самостоятельно вообще нельзя (за что я получила), скорее всего, чай не имели права давать. И из реанимации действительно не выписывают, только после перевода, иначе реаниматолог ОЧЕНЬ сильно получит.

    1. Если написать вам про моё посещение отделения скорой помощи в ФРГ, вы таки сильно удивитесь не сильно большой разнице.

        1. Угу. Спину зажало. Как потом уже выяснила, грыжа. Звоню в скорую, а они говорят бери такси, мы не поедем. Ну кое-как по ступеням сползла в такси. Буквой Зю ножками до приёмного покоя. А там одна врач, из наших бывших. Изколола три вены, пока капельницу поставила. И уверяла меня что это у меня желудок. Через полчаса домой. А капельницы даже до утра не хватило. С утра опять к семейному врачу. Там хоть вправили и обкололи спину. Но тоже не надолго. В результате спаслась ежедневным массажем спины от мужа. Так что медицина тут под очень большим вопросом. Приличные клиники только в очень крупных городах. В маленьких лучше не болеть.

  6. Так вот почему сняли главврача Боткинской), про скорую в Германии правда, это вы еще в Италии не попадали))

Добавить комментарий

Войти с помощью: 


Июнь 2012

Декабрь 2012

Январь 2014

Август 2014

Сентябрь 2014

Декабрь 2014

Январь 2015

Февраль 2015

Март 2015

Апрель 2015

Май 2015

Июль 2015

Август 2015

Сентябрь 2015

Октябрь 2015

Ноябрь 2015

Декабрь 2015

Январь 2016

Март 2016

Апрель 2016

Август 2016

Сентябрь 2016

Октябрь 2016

Ноябрь 2016

Декабрь 2016

Январь 2017

Февраль 2017

Март 2017

Апрель 2017

Май 2017

Август 2017

Сентябрь 2017

Октябрь 2017

Ноябрь 2017

Декабрь 2017

Январь 2018

Август 2018

Январь 2019

Май 2019

Сентябрь 2019

Октябрь 2019

Август 2020

Октябрь 2020